Тратить в России, хранить — в Европе: в чем сила каждой банковской системы


Еще 30 лет назад в России практически не существовало банковской системы, а сейчас созданные на постсоветском пространстве банки задают высокие стандарты розничного обслуживания. Европейские банки пока отстают в «оцифровке» своих услуг, но все же многие состоятельные клиенты предпочитают хранить значительные средства в Люксембурге или Швейцарии. Разбираемся в плюсах и минусах разных банковских систем вместе с Андреем Зайцевым, главой Private Banking East-West United Bank.

Традиции как тормоз

Частные банковские дома Европы активно работали на международном денежном рынке уже в XVI веке. За прошедшие пять столетий у них сложились определенные операционные модели, которые сегодня, с развитием цифровых технологий, начали заметно устаревать. Многие принятые стандарты обслуживания поколению со смартфонами в руках кажутся архаичными: в некоторых швейцарских банках для связи с клиентами до сих пор используют факсы, во Франции все еще сохраняют актуальность банковские чеки. Реформировать такую систему в силу ее инертности и привычности для клиента очень сложно.

Однако значительный импульс цифровизации придала европейская директива PSD2, действующая в ЕС с 2018 года. Теперь финтех-стартапы и другие компании, которые специализируются на IT-сервисах и заинтересованы в их продвижении, через открытые интерфейсы могут получить доступ к расчетным услугам банков. Для обычного пользователя это означает удобные и безопасные электронные платежи: клиенты могут оплатить услуги сторонних провайдеров или купить товары онлайн напрямую с банковского счета, а банк должен провести транзакцию по запросу, без дополнительного платежного поручения.

На основе директивы создаются и другие околобанковские сервисы. Например, в Люксембурге развивается инициатива Luxhub по сбору и актуализации клиентских файлов в электронном виде: благодаря ей банки смогут быстрее проводить комплаенс и проверять потенциальных клиентов, открывающих в Европе депозит или получающих торговое финансирование.

Пионеры цифрового банкинга

В отличие от Европы, в России конкурентная банковская система в ее современном виде начала формироваться только в 1990-х годах, что позволило ей агрегировать лучшие зарубежные банковские практики и сразу внедрять передовые технологии обслуживания клиентов, включая цифровые услуги. Благодаря этому Россия, например, стала лидером по числу банковских карт, привязанных к Android Pay и Apple Pay, а также вышла на первое место по числу безналичных платежей. Инновационность российских банков отмечена премиями журналов Global Finance, The Banker и рядом других наград.

Операционно российские банки в том, что касается именно транзакций, гораздо более продвинуты по количеству и качеству сервисов, чем западные банки, даже крупнейшие. В России клиенты банков могут свободно переводить деньги по номеру телефона или с карты на карту, дистанционно пополнять карту, переводить средства из одной валюты в другую и т. п. В Европе практически нет даже такой простой услуги, как подтверждение платежей по SMS, а кешбэк и проценты на остаток — большая редкость. «Интернет-банки — еще одна сильная сторона российского банкинга, предоставляющего клиентам значительно более продвинутый онлайн-функционал, чем то, к чему привыкли европейские пользователи», — отмечает Андрей Зайцев, глава Private Banking East-West United Bank.

На пути изменений

Операционное отставание — большая проблема, осознание которой заставляет меняться даже европейские банки из «высшей лиги». «Их клиенты стали более мобильными, чувствительными к технологическим новшествам. Конечно, еще сохраняется традиция семейной лояльности, когда несколько поколений одной семьи обслуживаются в одном отделении одного банка. Но если банк продолжает общаться с новым поколением клиентов по факсу, никакая лояльность клиентов не удержит. Так что приходится обеспечивать приемлемый технологический уровень как в интерфейсе, так и в продуктах/услугах», — считает Андрей Зайцев.

Чтобы предложить клиентам новые сервисы, крупные игроки рынка финансовых услуг активно инвестируют в цифровизацию своей инфраструктуры и сотрудничают с финтех-проектами: например, Nordea и Credit Agricole вложили 10 млн евро в платформу Cobase, а Société Générale приобрел французский необанк Shine (эксперты оценивают сумму сделки в 100 млн евро).

Дополнительным катализатором перемен стала пандемия: из nice to have цифровизация превратилась в must have, жизненную необходимость. Особенно это касается клиентского онбординга и комплаенса. «До пандемии всегда можно было встретиться с клиентом, пообщаться с ним и получить оригиналы документов. Когда границы закрыты, возможности путешествовать и встречаться нет, а работать с новыми клиентами нужно — приходится срочно переводить онбординг в онлайн», — рассказывает эксперт.

В самом East-West United Bank сейчас разрабатывают новый интернет-банк, чтобы предоставить клиентам из России привычный онлайн-функционал. Также с привлечением российской финтех-экспертизы банк планирует создать онлайн-приложение, которое позволит клиентам дистанционно пройти комплаенс и приобрести ряд банковских продуктов. «В конечном итоге мы хотим создать виртуальный банк, где можно будет, не выходя из дома, например, в Екатеринбурге, совершать максимум действий в Европе — от открытия счета и платежей до выбора инвестиционных стратегий», — делится планами Андрей Зайцев.

За private banking — в Европу

Однако помимо розничного транзакционного бизнеса, в котором российские банки задают высокие технологические стандарты, сохраняется большой пул услуг в рамках private banking, где по-прежнему лидирует Европа.

«Здесь накоплен многовековой опыт управления финансовым благосостоянием, создана стабильная операционная среда, которая четко регулируется государством для защиты интересов инвесторов — в первую очередь, непрофессиональных. Это отличает европейский банковский рынок от России и других развивающихся стран», — говорит эксперт.

По словам Андрея Зайцева, уровень инвестиционной культуры населения в Европе и России заметно отличается. Инвестиционный горизонт у российских клиентов, как и на других развивающихся рынках, гораздо короче: под инвестициями здесь скорее принято понимать брокерские услуги, торговлю ценными бумагами, рассчитанную на получение быстрой прибыли, а не долгосрочное стратегическое инвестирование. Поэтому те, кто заинтересован в структурировании бизнеса, долгосрочных инвестициях и планировании пенсионных стратегий, обращаются к европейским финансистам.

«Этими услугами необходимо управлять индивидуально, адаптируя их к конкретному клиентскому профилю и учитывая специфические индивидуальные потребности. Именно за такой экспертизой в East-West United Bank и приходят российские клиенты», — говорит Андрей Зайцев.

Читайте также