«Здесь с большим вниманием относятся к людям». Переезд бизнеса в Люксембург: опыт стартапа ExoAtlet


ExoAtlet — один из medtech-проектов, который обосновался в Люксембурге, чтобы стать ближе к европейскому рынку. И все же «одним из» его не назовешь: Екатерина Березий и ее команда создают экзоскелеты, которые помогают поставить на ноги парализованных людей во всем мире. Представительства компании есть в Южной Корее, Японии, США и Китае, а головной офис находится в герцогстве. East-West United Bank узна у соосновательницы стартапа, зачем его топ-менеджмент перебрался сюда из России и что от этого выиграл бизнес

Поддержка инноваций и внимание к людям с инвалидностью

Стартап ExoAtlet вырос из лаборатории НИИ механики МГУ, сотрудники которой разрабатывали аварийно-спасательные экзоскелеты для работников МЧС. Когда НИОКР завершился, команда во главе с выпускницей мехмата МГУ Екатериной Березий занялась созданием экзоскелетов для медицинских целей — их используют в реабилитационных центрах, чтобы поставить на ноги пациентов после инсультов или тяжелых травм.

В 2014 году компания выиграла конкурс Startup Village в инновационном центре Сколково, а еще через два года зарегистрировала экзоскелет как медицинское устройство и начала продавать его в России. «Но, во-первых, в реабилитации нуждаются люди в разных странах. А во-вторых, чтобы создавать новые технологические решения, развивать R&D и выходить на новые рынки, требовалось больше инвестиций, в том числе зарубежных», — вспоминает Екатерина.

Так ExoAtlet открыл представительство в Южной Корее, где привлек сначала около 2 млн долларов, затем поднял следующий раунд в размере 5 млн долларов и начал готовиться к выходу в Европу с целью стать глобальной компанией.

«Мы обратились за консультацией в PwC, которые предложили две юрисдикции: Нидерланды и Люксембург. Герцогство показалось нам более привлекательным вариантом, — объясняет Екатерина. — Оно находится в центре Европе, здесь высокий уровень жизни, а власти заинтересованы в поддержке инноваций».

Но самым важным аргументом, по ее словам, стала политика герцогства по отношению к людям с инвалидностью. «Человеку с тяжелым заболеванием здесь положен курс физиотерапии из 64 тренировок. А если после этого пациенту нужен еще один курс, он просто идет к врачу и получает следующее направление, — делится она. — Нам показалось, что страна, которая с таким вниманием относится к людям с инвалидностью, будет заинтересована в нашей технологии и поможет нам развиваться».

Банковский фейсконтроль и переезд в Бельваль длиною в год

Команда проекта нашла в Люксембурге юристов, которые сопровождали открытие европейского представительства ExoAtlet. А вот оформить счет в банке помогли рекомендации PwC. «Главный вопрос, который задавали люксембургские банки — „Почему вам нужно создавать компанию именно в Люксембурге?“ В ответ мы предъявляли отчет PwC, где среди рекомендаций по развитию компании было и открытие головного офиса в герцогстве», — рассказывает Екатерина.

Процесс транслокации топ-менеджмента тестировали на самой соосновательнице ExoAtlet. «Тогда мы не понимали, как все устроено, к тому же в Люксембурге все происходит очень медленно. В России можно доплатить за то, чтобы услугу оказали быстрее, но в Люксембурге это не работает. В итоге я переезжала год, — вспоминает она. — Но потом все пошло по накатанной». Так в 2020 году костяк ExoAtlet полным составом перебрался в герцогство.

С поиском офиса проблем не возникло. В Люксембурге Екатерина познакомилась с Яном Кресвеллом, который отвечал за международные связи в Luxinnovation. Он и рекомендовал ExoAtlet как потенциального резидента бизнес-инкубатора Technoport. Компания прошла аудит и получила в технопарке помещения для работы на льготных условиях.

Ковид, который портит все

Старт работы ExoAtlet в Люксембурге совпал с началом пандемии. На тот момент компания уже разработала экзоскелет, соответствующий европейским стандартам, и прошла сертификацию CE-mark. Можно было бы начинать продажи в Европе, но коронавирус закрыл доступ во все клиники и к нуждающимся пациентам.

Поэтому планы по глобальному развитию пришлось временно поставить на паузу. «Сейчас фокус медицинских интересов Люксембурга сильно смещен на лечение ковида, все заняты борьбой с пандемией, поэтому пока у нас не получилось наладить тесный контакт с местным медицинским сообществом», — делится Екатерина. Но признает, что удержаться на плаву бизнесу очень помогли отсрочка по оплате аренды и ссуда от Министерства экономики Люксембурга, которую получила компания.

От мечты «создать Мекку реабилитации» в Люксембурге соосновательница ExoAtlet не отказывается. Задача номер один — найти в герцогстве партнеров для тестирования реабилитационных программ. «Мы хотим запустить в нескольких центрах клинические исследования по инсульту и ДЦП, чтобы подтвердить клиническую и экономическую эффективность экзоскелетов при восстановлении людей. Это поможет нашей технологии войти в стандарты оказания медицинской помощи. В будущем планируем использовать и детские экзоскелеты — сейчас они проходят подготовку к сертификации CE-mark», — рассказывает Екатерина.

Коренная москвичка среди люксембургских «белых воротничков»

Екатерина, коренная москвичка, очень скучает по родному городу, тем более что из-за пандемии бывает там реже: руководить всеми офисами компании проще удаленно из Люксембурга. Но уже чувствует себя в герцогстве как дома.

«Мне нравится, что здесь все говорят на понятном мне английском. В герцогстве живут очень симпатичные люди, здесь большой процент „белых воротничков“ — высокообразованных экспатов, с которыми есть о чем поговорить, которые разделяют твои взгляды. Все открыты к общению и готовы помочь. Кроме того, тут высокий уровень безопасности, а мои дети ходят в обычную люксембургскую школу», — делится она.

Как предпринимателю Екатерине близка прогрессивная шкала налогообложения, которая действует в герцогстве. «Здесь если сотрудник получает минимальную зарплату, то налог на нее близок к нулю, — говорит она. — А если зарплата высокая, то налог сопоставим со ставками в соседних странах. Никаких лишних расходов, так что о своем выборе и переезде в Люксембург мы не жалеем».

Читайте также