Инвестиции в арт-рынок: мировые тренды и экспертиза Люксембурга


Диверсифицируя свои риски, владельцы капитала выбирают альтернативные объекты для инвестиций. Предметы искусства — одни из самых интересных (и высокодоходных) из них. Чтобы помочь своим клиентам разобраться в трендах и актуальной ситуации на арт-рынке, East-West United Bank организовал онлайн-дискуссию с участием экспертов по инвестициям в искусство люксембургской компании Link Management. 

Инвестиции с высокой доходностью

Долгосрочная доходность инвестиций в произведения искусства за последние 35 лет составила 8,3%, что сопоставимо с высокодоходными облигациями, показало исследование Citibank и Bloomberg. Для отдельных сегментов арт-рынка этот показатель еще выше: например, у современного искусства он составляет 11,5%, уступая лишь прямым инвестициям. При этом самый лучший результат на арт-рынке в целом за этот период демонстрируют работы современных художников стоимостью выше 500 тыс. евро.

Покупку предметов искусства часто рассматривают как способ защиты сбережений от инфляции. Особенно этот тренд был заметен в 2020 году, во время неопределенности и экономического спада, когда на арт-рынок пришли новые инвесторы с большими капиталами. Конкуренция за ценные работы обострилась, что привело к заключению ряда крупных сделок, одной из самых заметных стала продажа триптиха Фрэнсиса Бэкона за 84 млн долларов. Этот тренд позволил рынку сохранить востребованность даже в условиях кризиса и обеспечить инвесторам высокую доходность. 

Работа Фрэнсиса Бэкона

Диджитализация и сюрпризы ликвидности

В 2020 году рынок искусства заметно изменился. Традиционная арт-среда (выставки, галереи, музеи, аукционные дома) оказалась под ударом из-за карантинных ограничений. Например, в первые шесть месяцев 2020 года совокупные продажи трех крупнейших аукционов — Sotheby's, Christie's и Phillips — упали на 43% (с 6 млрд до 3,5 млрд долларов) по сравнению с аналогичным периодом 2019 года.

Однако этот дефицит компенсировало стремительное развитие диджитал-форматов: в первой половине года онлайн-продажи трех упомянутых аукционных домов составили 444 млн долларов, это на 388% больше, чем за аналогичный период 2019 года. Масштабная цифровая трансформация привела на рынок много новых покупателей.

Инвесторы активно покупали топовых мастеров, которых на арт-рынке, по аналогии с фондовым, называют «голубыми фишками». Этот сегмент традиционно устойчив к кризисам, и пандемия коронавируса только подтвердила его стабильность: снижения цен здесь не произошло. А вот цены на «среднем рынке» упали на 20—30%. Од Лемонь, основательница Link Management, приводит в пример модернистов, в частности Анри Матисса. «Многие галереи не смогли открыться, поэтому рынок был переполнен работами на холсте, в том числе сомнительного качества. Опытные коллекционеры не спешили в них вкладываться, картины покупали только те, кто хотел сказать: "У меня есть Матисс"», — говорит она.

Общая доходность инвестиций в искусство за год составила 5,5%, отмечает сооснователь Link Management Эмрик Тюо. Однако наблюдались проблемы с ликвидностью. «Самым удивительным примером стал Джефф Кунс: 15 лет художник неизменно находился в топ-10 самых ликвидных авторов, однако в 2020 году оборот его картин снизился сразу на 97%, такого рынок не видел ни разу», — считает эксперт.

Арт-тренды как отражение изменений в обществе

Специалисты уверены, что ситуация на рынке искусства и востребованность отдельных художников ярко отражает серьезные изменения, которые происходят сейчас в обществе в целом.

В частности, арт-рынок становится более инклюзивным и открытым для представителей разных культур, считает Од Лемонь. «Африканский континент впервые попал под пристальное внимание коллекционеров, и последние пару лет афро-американские художники очень хорошо продаются. Это только начало: покупатели еще пытаются понять, кого считать самыми важными художниками из Нигерии, Ганы и других стран», — говорит она.

То же самое касается и женщин-художниц. «Музеи осознали, что 98% работ в их коллекциях принадлежат мужчинам, что никак не соотносится с реальной историей искусства. Поэтому они стремятся расширить свою выборку: распродают картины известных художников-мужчин, например Джексона Поллока, а на вырученные деньги покупают работы художниц», — рассказывает Од Лемонь. Показательным примером она называет историю Элен Франкенталер: шесть лет назад ее большие работы можно было купить за 500—700 тыс. долларов, сейчас они оцениваются уже в 2—3 млн долларов.

Еще один важный тренд — приход на рынок миллениалов. Представители этого поколения привыкли покупать товары в интернете, и цифровая трансформация в мире искусства, которая произошла в 2020 году, увеличила их интерес к арт-рынку. Такие инвесторы стали продвигать молодых художников — тех, кто только закончил обучение и находится на старте своей творческой карьеры. Они же стимулировали и рынок невзаимозаменяемых токенов (NFT), где активно продаются предметы «цифрового искусства»: по данным Forbes, его оборот в 2020 году вырос в 4 раза, до 250 млн долларов.  

Люксембург: инфраструктура плюс экспертиза

Чисто технически инвестировать в искусство можно любые суммы: так, на рынке можно найти работы Бэнкси за 20 тыс. евро, которые интересны многим коллекционерам. Однако для формирования диверсифицированного портфеля эксперты Link Management рекомендуют стартовый капитал в размере 300—500 тыс. евро. 

Работа Бэнкси

К разработке персональной стратегии стоит привлечь экспертов. Они помогут избежать рисков, обусловленных «перегревом» рынка и появлением так называемых «красных фишек» — высокорисковых активов. Так произошло, например, с Дэмиеном Херстом: в 2008 году из-за крупной продажи его картины стоимость других работ художника резко взлетела вверх. Однако появление новых полотен, а также экономический кризис отбросили цены вниз, они до сих пор не вернулись к прежнему уровню, а значит, коллекционеры не могут окупить свои инвестиции при повторной продаже.

Кроме того, эксперты часто владеют инсайдерской информацией: например, в Link Management узнали о готовящихся в США выставках Кадзуо Сирага, легендарного представителя японского авангардного движения «Гутай», за два года до их проведения. В 2011 году компания смогла найти для одного из своих клиентов картину за 170 тыс. евро, которую уже через пять лет другой покупатель был готов приобрести за 2 млн евро. «Каждый может посетить галерею и купить какое-то произведение. Но это еще не значит, что картина или ее автор выдержат проверку временем и сохранят свою ценность. Все сводится к пониманию того, что происходит в мире искусства, кто является законодателем моды, что сейчас в тренде, как общество влияет на формирование вкуса у нового поколения. Необходимо учитывать все эти данные, чтобы принять решение: какие работы, какого качества и по какой цене приобрести для своей коллекции», — говорит Од Лемонь.

Работа Кадзуо Сираги

Не менее важно подумать о сохранности ценных предметов искусства. В Люксембурге инвесторы могут хранить свои коллекции в Luxembourg Freeport, открытом в 2014 году. Это пространство с контролируемой температурой, влажностью, освещением и серьезной системой безопасности. В хранилище используется особенная противопожарная защита: она не распыляет воду, которая может повредить произведения искусства, а поглощает кислород из атмосферы, предотвращая распространение огня. Комплекс совмещен с аэропортом Люксембурга, поэтому у всех хранящихся в нем коллекций есть статус такс-фри: они как бы продолжают «находиться в пути», так что продавать их можно без уплаты НДС и таможенных пошлин.

Поддержку при совершении сделок с предметами искусства в Люксембурге окажет East-West United Bank: он целенаправленно ориентируется на работу с российскими клиентами, понимает их менталитет, потребности и готов предложить персонализированные услуги по управлению частным капиталом. Банк работает на рынке финансовых услуг уже более 45 лет и обладает высочайшим уровнем надежности.

Читайте также