Аккредитив или эскроу: как защитить международную сделку


Такие банковские инструменты как аккредитив и эскроу часто используют в международных сделках для защиты интересов сторон. Разбираемся, как они работают для российских клиентов EWUB, чем практика их применения в Европе отличается от аналогичных сценариев внутри РФ и каковы достоинства и недостатки каждого инструмента.

Эскроу и аккредитив в международных операциях

В крупных международных сделках, растянутых во времени, обеим сторонам трудно контролировать риски. Подвести может не только недобросовестный контрагент, но и объективные обстоятельства в чужой стране: действия контролирующих органов, политические кризисы. Эти события могут даже влиять на стоимость продаваемого актива в процессе сделки.

 В такой ситуации кто первый платит, тот больше рискует. Когда у сторон сделки нет истории совместных успешных проектов, любая схема оплаты будет удобнее для одной и рискованнее для другой. Эскроу и аккредитив — инструменты, которые позволяют банку выступить в роли посредника и нейтрализовать описанные риски. Инструменты внешне похожи, но есть ряд важных отличий. Аккредитив используется главным образом для оплаты товарных сделок, в то время как эскроу используется в расчетах за такие активы, как, например, доли капитала и недвижимость. 

Что выбрать?

Итак, что общего у эскроу и покрытого аккредитива: в обоих случаях покупатель заранее передает банку сумму контракта, а продавец получает гарантию оплаты после передачи актива. Оба инструмента одинаково надежны для обоих участников.

 Фундаментальное отличие эскроу от аккредитива — уровень регулирования.

 Аккредитив — стандартный банковский инструмент, жестко регламентированный международными правилами UCP (Uniform Customs and Practice for Documentary Credits).

 Эскроу — инструмент значительно менее формализованный. Он позволяет участникам действовать в рамках свободы договора: он гибче, но сложнее.

 Отсюда следуют отличия в сфере применения. Аккредитив используется в регулярных стандартных операциях. Чаще всего в торговле биржевыми товарами: морские перевозки зерна, нефти и т. п. Как правило, он дешевле, потому что удобнее для банка: все обстоятельства сделки известны заранее, банк производит оплату против правильно оформленного (продавцом) документа.

 Эскроу применяется в более сложных сценариях: в купле-продаже ценных бумаг и долей в бизнесе, в операциях с интеллектуальной собственностью. Такие проекты не укладываются в рамки типовой сделки и должны учитывать многие обстоятельства: изменение стоимости актива в ходе сделки, сложные критерии исполнения продавцом своих обязательств, вариативность подтверждающих документов — аккредитив так не умеет.

Российская и европейская практика

Российская практика несколько отличается от европейской. В России эскроу используется реже и, как правило, в стандартных сценариях. Например, с 2019 года эскроу в обязательном порядке применяется в долевом строительстве. Аккредитив знаком участникам рынка гораздо лучше. И хотя по природе своей этот инструмент узкоспециализированный, российские банки пошли по пути расширения области его применения.

 «На российском рынке, действительно, аккредитив используется для продажи акций и долей в компаниях, — рассказывает Алексей Столяров, главный юрист EWUB. — Поскольку банки не уделяют внимания разработке такого продукта, как эскроу, они предлагают аккредитив — там у банка меньше рисков. В простых сделках эскроу, конечно, может быть почти идентичен аккредитиву. Например, при купле-продаже квартиры — можно использовать и эскроу, и аккредитив. Но когда речь идет о комплексной сделке, а не о примитивной, тут возникает потребность в более гибком инструменте».

В Европе традиции использования эскроу намного богаче, и EWUB имеет большой опыт работы с этим инструментом.

Когда российской компании может потребоваться эскроу-агент в Европе?

Самый простой пример международной сделки — купля-продажа между европейской и российской компанией. Но этот сценарий не единственный. Операцию можно считать международной, если одна российская компания продает другой российской компании актив в Европе. Или продавец просто хочет получить деньги на счет в европейском банке. Во всех этих случаях стороны могут привлечь для сопровождения контракта европейский банк.

 Но в промежутке между оплатой и поставкой может многое произойти.

 Рассмотрим простой пример сделки, которую логично было бы защитить с помощью эскроу.

 Российский холдинг покупает в Швейцарии шоколадную фабрику, фабрика оценивается в 1 млн евро. Что может пойти не так?

  • Если сделка происходит в середине года, значит, до следующей финансовой отчетности еще несколько месяцев. И она может показать, что реальная стоимость фабрики, рассчитанная исходя из прежней отчетности, не соответствует заявленной.
  • Если фабрика на момент заключения сделки участвует в судебном разбирательстве, то, вопреки ее ожиданиям, суд может быть проигран, и это повлияет на реальную стоимость актива.
  • Фабрика может нуждаться в дополнительных инвестициях в оборудование.
  • Наконец, покупателю нужно время, чтобы оценить фабрику в работе.

 Чтобы учесть все эти обстоятельства, стороны закладывают в договор эскроу возможность изменения цены. С учетом всех рисков продавец получает часть стоимости сначала, а остальное — только при выполнении определенных условий в оговоренный срок: суд выигран, финансовая отчетность не преподнесла сюрпризов и пр. Таким образом эскроу защищает покупателя от неприятных неожиданностей, но и продавец гарантированно получит деньги, если выполнит все условия.

 Это лишь один из множества сценариев сделки с использованием эскроу.

Банкам тоже нужны гарантии

Чтобы обслуживать такие комплексные сделки, банку тоже нужна возможность адекватно оценить свои риски. Не имея опыта работы с клиентами из СНГ, не понимая специфики потребностей, многие европейские банки отказываются работать с компаниями из России вовсе. А в сделках по купле-продаже акций и долей в бизнесе взаимное доверие всех участников, включая сопровождающий банк, особенно важно. Здесь российские корни EWUB играют важную роль. В отличие от других европейских банков, сотрудники EWUB говорят по-русски и знают сегодняшние реалии бизнеса на постсоветском пространстве. Клиентская служба банка одинаково хорошо понимает менталитет как клиентов из СНГ, так и европейских клиентов и умеет с ними работать. В таком контексте люксембургский банк, работающий в стране с рейтингом надежности ААА и в рамках строгого местного регулирования, становится идеальным гарантом в Европе для любого партнера.

Читайте также